November 21st, 2021

Денежные средства Романовых за рубежом, 1916-1917 гг

Профессор В. Г. Сироткин в своей книге «Золото и недвижимость России за рубежом» («Международные отношения», М., 1997, с. 260)  пишет:

«Личное золото семьи Николая II в количестве 5,5 тонны было переправлено в Великобританию в январе 1917 года на «Берринг бразерс банк» (личный банк Романовых) по личной доверенности супруги Николая II Александры Федоровны (декабрь 1916)».

В Японии личных средств Романовых на «70 миллионов золотых иен» и в Швеции «на 4 миллиона 850 тысяч золотых рублей» (там же). Вместе с недвижимостью Романовых, по оценке Экспертного совета при президенте России, членом которого является В. Г. Сироткин, суммы составляют миллиарды долларов США.

Апдейт.

в пользу правдоподобия этой версии говорит и следующая информация.

Сохранилось любопытное свидетельство того, что мысли о необходимости отправить детей в безопасное место появлялись у Александры и раньше, вероятно, еще в конце 1916 года. В архивах Музея королевского военно‑морского подводного флота в Госпорте имеется письмо, в котором сообщается, что британский бизнесмен Фрэнк Бест, владевший большой лесопромышленной компанией на Балтике с предприятиями в Риге и Либаве (в настоящее время — Лиепая) и занимавшийся экспортом леса через Архангельск во время Первой мировой войны, в конце 1916 года был как‑то приглашен на тайную встречу в посольство Великобритании. Здесь он встретился с царицей и другими лицами, принимавшими участие в обсуждении следующего плана. Предполагалось, что дети Романовых скрытно побудут на одной из его лесопилок, пока их не заберут на корабль Британского королевского военно‑морского флота, который и доставит их в Англию. Бест охотно согласился предоставить им убежище, и в знак благодарности царица подарила ему икону с образом Святого Николая, покровителя детей. К сожалению, кроме письма с кратким ретроспективным описанием этого плана, которое было написано значительно позже упоминаемых событий — в 1978 году, других письменных подтверждений этого события не имеется. Икона, однако, сохранилась; вдова Беста передала ее в дар молельне корабля ВМС Великобритании «Долфин» в 1962 году. См. письмо Его Преподобия Дж. В. Воган‑Джеймса (G. V. Vaughan‑James) от 13 марта 1978 года, Музей королевского военно‑морского подводного флота, А 1917/16/002.

МРОТ царской России - 8 рублей - госсодержание ссыльным.

Владимир Ильич, достаточно неплохо устроился в Шушенском, проводя время за написанием книг, отвлекаясь только на прогулки в лес и охоту. Государственного содержания в восемь рублей, ему вполне хватало на съём жилья и питание. По рассказам Надежды Константиновны, при встрече, он поразил её своим здоровым и цветущим видом.

В бытовом плане Ульяновым жилось комфортно. Вот что Надежда писала об этом:

«Дешевизна в этом Шушенском была поразительная. Например, Владимир Ильич за свое „жалованье“ — восьмирублевое пособие — имел чистую комнату, кормежку, стирку и чинку белья — и то считалось, что дорого платит… Правда, обед и ужин был простоват — одну неделю для Владимира Ильича убивали барана, которым кормили его изо дня в день, пока всего не съест; как съест — покупали на неделю мяса, работница во дворе рубила мясо на котлеты для Владимира Ильича, тоже на целую неделю… Молока было вволю… В общем, ссылка прошла неплохо…»

Немного о карточных играх в царской России

Карточные игры были настоящим «бичом божим» для Российской империи. Когда, они впервые появились на Руси точно не известно. Но, в 1647 году их уже запретили на государственном уровне. При Петре 1, когда ломались многие исконно русские порядки и традиции, карты вновь обрели популярность. Нельзя было считаться аристократом и не играть в карты. После отмены крепостного права карточные игры стали одним из любимых развлечений и «низших» сословий.

Постепенно карточные игры разделились на коммерческие и азартные. В азартных играх выигрыш зависел только от случая, а в коммерческих от расчёта и в меньшей степени от случая. Считалось, что в коммерческие игры невозможно крупно выиграть и проиграться, поэтому они повсеместно служили для домашнего развлечения среди образованных слоёв населения. Азартные же игры, были официально запрещены. Но, строгость закона, как известно, компенсируется необязательностью его исполнения.

Небывалый взлёт азартные карточные игры, получили во время первой русской революции 1905-07 гг. В обществе, даже ходили слухи, что правительство специально закрывает глаза на такое непотребство, чтобы отвлечь народ от революционной деятельности. На одном только Невском проспекте в Петербурге было открыто 15 новых игорных заведений. Расходы на открытие клуба были минимальные, а прибыль зачастую астрономической. Доход шёл и от побочных поборов. Платили за вход, за карты, за гардероб. С каждого выигрыша клубу шёл определённый процент. Если, игрок задерживался после двух часов ночи, с него брали штраф. Свой куш имели и швейцары, которым даже не платили жалованья. Обрадованный выигрышем, игрок, не скупился им на крупные, доходящие до ста рублей, чаевые.

В игорных клубах существовали своеобразные кассы взаимопомощи. Проигравшемуся игроку ссужали некоторую сумму денег. Под залог брали обычно золотые изделия: часы, браслеты, кольца.

Число посетителей, в таких заведениях, в сутки, колебалось от 300 до нескольких тысяч. В игорном клубе расположенном на Невском, 56, собиралось за ночь до 4 тысяч человек. Доход, только лишь от гардероба и буфета, часто покрывал все расходы на содержание предприятия. Все остальные поступления составляли уже чистую прибыль. Следует заметить, что игорный клуб — это не аналог казино, игроки играли, исключительно, на свои.

После того, как революционное движение пошло на спад, государственная власть усилила нажим, на владельцев игорных заведений. Пропагандировались коммерческие игры (вист и преференс), как более интеллектуальные и «чистоплотные» в моральном отношении. Игорные заведения, запрещалось посещать представителям женского пола. За нарушение грозили наказания: от штрафа до закрытия заведения.

Шулеры появились, наверняка, почти одновременно с появление карт. Шанс разбогатеть не напрягаясь, манил, как огонёк свечи бабочек. В России, они, обыкновенно работали группами. Когда, один непосредственно, находился за столом, второй был на подхвате за его спиной, стараясь выведать чужие карты и знаками передать нужную информацию. В группу, часто входили женщины. В нужный момент, лёгкий флирт помогал отвлечь клиента. Кроме того, они занимались разведкой в обществе, искали потенциальных жертв.

Работали, прежде всего, с приезжими. В процессе, часто, по началу, проигрывали жертве и подставным игрокам-подельникам, чтобы создать иллюзию честной игры. Шулеры, старались засветиться в обществе, завести полезные показушные знакомства, чтобы создать иллюзию у неискушённого клиента в своей респектабельности.

Шулера использовали разные способы. И ловкость рук при подмене карт, и крапленые карты, которые могли метить и заранее помещать в специально приготовленную колоду. Подсовывание становилось отдельной авантюрой. Иногда готовые колоды завозили в небольшие города и продавали там по дешевке вместе с массой других товаров и ждали, пока партия разойдется, а потом наведывались к купившим. Иногда тайно подменяли на месте. Бывало, незаметно метили карты при раздаче, например, беря их специально замасленными пальцами в нужных местах, незаметно царапали их ногтями или перстнями с острыми частями. Была и еще масса других приемов, которые были невидимы для глаза обычного человека, но эффективны для людей, оттачивавших мастерство годами. Могли незаметно положить на стол полированный предмет в качестве зеркала. Изобретали чудо-механизмы, хотя все же именно механизмы у нас были не так популярны как на Западе.

Шулеров периодически ловили. В полицию не обращались, а устраивали самосуд на месте. Поколачивали, потом с позором выгоняли и не имели с ними дел. Офицеров выпроваживали из армии. Свидригайлов в разговоре с Раскольниковым честно говорит, что раньше был шулером и его не раз поколачивали, но охоту к нечестной игре не отбивали этим. Шулерство часто было трудно доказуемо, а, обвиненный, еще теоретически мог и на дуэль вызвать. Поэтому людей редко обвиняли без жестких доказательств, а одного подозрения было недостаточно.

Чтобы избежать плутовства, для каждой игры распечатывали новую колоду, причем колода полагалась каждому игроку и банкомету. Опытные игроки вскрывали колоду, заклеенную крест-накрест с особым шиком: колоду брали в левую руку, крепко сжимали, так что заклейки с треском лопались. По тому, как партнеры брали карты в руки, сразу виден был навык, его принадлежность к клану «своих». Использованную колоду после каждой тальи кидали под стол. Иногда же туда падали деньги — их не принято было подбирать, считалось дурным тоном, а еще — из суеверия. Рассказывали анекдот, как Афанасий Фет во время игры нагнулся, чтобы поднять небольшого достоинства ассигнацию, а Лев Толстой, его приятель, запалив у свечи сотенную бумажку, посветил ему, чтобы облегчить поиски.

В начале двадцатого века, как в столице, так и провинции, одой из самых популярных игр, являлся «штосс». Правила игры были просты и не требовали долгого обучения.

Играющие делятся на банкомета, который мечет карты, и понтера (понтировать — «увеличивать ставку»). Игра может проходить как один на один, так и с участием нескольких игроков-понтеров. Каждый из игроков получает колоду карт. Понтеры выбирают из колоды одну карту, на которую ставят сумму, равную той, которую объявил банкомет. Далее поочередно открывают карты из колоды банкомета, и совпадение с загаданной картой приносит понтеру победу. Как правило, банкомет и понтеры располагаются по разные стороны вытянутого прямоугольного стола, покрытого зеленым сукном, которое служит для записи ставок и долгов. На этом же зеленом сукне производятся все расчеты.