obvaldefoltovi4 (obvaldefoltovi4) wrote,
obvaldefoltovi4
obvaldefoltovi4

Category:

Князь Гавриил Константинович - флигель-адъютант царя. Описание быта Николая Второго.

Свита Государя была настолько велика, или - точнее - флигель-адъютантов было так много, что дежурство каждого при особе Государя бывало не чаще, чем один раз в месяц. Во времена Александра III, который сильно сократил свиту, мой отец и дяденька дежурили каждую неделю. За флигель-адъютантами обыкновенно присылалась на станцию придворная тройка, но так как я жил в Павловске, то за мной приезжали во дворец. Тройка подвозила меня, около 11 часов утра, к подъезду No 4 Александровского дворца. Я входил в дежурную комнату, где меня ждал заканчивающий дежурство флигель-адъютант. Приходил скороход и докладывал, что в приемной Государя уже собрались такие-то и такие-то лица. Тогда я, через все залы, отправлялся в приемную.

Здесь я обыкновенно заставал какого-нибудь министра с портфелем, приехавшего с докладом. Штатские министры бывали во фраках с золотыми пуговицами и лентах. Так, старик министр Горемыкин приезжал в Андреевской ленте.

Военный министр приезжал в сюртуке, при оружии. Кроме министров, в приемной нередко ожидали люди, которые должны были являться Государю: губернаторы, или командующие войсками, и многие другие. Часто заходили в приемную обер-гофмаршал граф Бенкендорф и дворцовый комендант ген. Дедюлин.

От времени до времени открывалась дверь из кабинета Государя, выходил дежурный камердинер и приглашал то лицо, которое Государь должен был принять. Однажды на одном из моих дежурств ожидал в приемной французский посол, адмирал Тушар. Камердинер передал мне приглашение от Государя, а я лично передал его послу.

Во время приема дежурный флигель-адъютант все время должен был находиться в приемной. Перед завтраком приходил скороход и докладывал, что их величества приглашают меня к завтраку. Иной раз доклады затягивались до самого завтрака и мне едва хватало времени вымыть руки. Я шел в маленькую гостиную Государыни, между ее будуаром и большим кабинетом, становился возле дверей и ожидал прихода Государя. Вымыв руки в своей уборной комнате, которая была по другую сторону коридора, Государь шел к Императрице и, проходя мимо меня, со мной здоровался. Вскоре он возвращался с Государыней и великими княжнами.

В гостиной стоял стол с закусками и водкой, а также и стол, за который садились завтракать. Первые годы я водки не пил, а когда начал пить, то Государь всегда говорил мне, что мне пить вредно. Я позволял себе, впрочем, выпивать не более одной рюмки. Когда мы усаживались за стол, гоффурьеры и камерлакеи уносили закусочный стол.

Часто зимой подавались черноморские устрицы, которые Государь очень любил. Он предпочитал их заграничным, как вообще предпочитал всё русское иностранному.

Кофе пили после завтрака в сиреневом будуаре Императрицы. По стенам висело несколько картин и портрет Государя. На полках и столиках было много фотографий и безделушек. Между прочим, в будуаре обычно лежала газета "Новое время" и клалась, для Императрицы, записочка с фамилией дежурного флигель-адъютанта. Кофепитие продолжалось недолго и меня отпускали, а Государь шел гулять по парку, обыкновенно вместе с великими княжнами. Они любили ходить на пруд и разбивать на нем лед кирками.

Когда я возвращался в дежурную комнату, мне докладывали, что собрались просители. Я выходил из дворцовых ворот. Обыкновенно их было человек пять-шесть. Отобрав у них прошения, я возвращался в дежурную комнату и принимался за работу. Надо было прочесть прошения, занести их в реестр, запечатать его и отдать камердинеру. Государь прочитывал реестр до обеда, делал на нем заметки и отсылал в походную канцелярию. Часов в пять придворный лакей приносил чай. Если у Государя бывал прием между завтраком и обедом, то снова приходил скороход и докладывал об этом. Тогда я опять спешил в приемную. Днем обыкновенно приезжали председатель совета министров Горемыкин и министр иностранных дел Сазонов.

Приемная Государя была комната в два окна, выходивших на площадку перед дворцом, между рамами окон было устроено электрическое отопление, благодаря чему от окон не дуло. В начале царствования Императора Николая II в этой комнате была столовая. Теперь посередине стоял большой стол с альбомами.

На одной стене висели две акварели, изображавшие Петра Великого, несущего на руках маленького Людовика XV и еще один из эпизодов его пребывания во Франции. На другой стене висел большой портрет Императрицы Александры Федоровны в белом платье. В углу стояло знамя Собственного его величества Сводного Пехотного полка, с ликом Спасителя на полотнище и двуглавым орлом поверх древка.

Перед обедом снова приходил скороход и приглашал меня от имени их величеств к обеду. Обед бывал в будуаре Императрицы. Бедная Государыня обыкновенно плохо себя чувствовала и обедала полулежа. Она бывала очень красиво одета в вечерний халат с кружевами и в чудесных жемчугах. За обедом бывали и великие княжны, в зависимости от их возраста. Наследник, в первые годы моих дежурств, обедал у себя в детской и затем приходил вниз, к Императрице, в голубом халатике. Он был очень мил и красив. Из его комнат к Императрице был проведен домашний телефон, по которому он иной раз говорил с Императрицей во время нашего обеда.

Обыкновенно, Государь недолго сидел со всеми после обеда и снова уходил к себе в кабинет. Тогда меня отпускали и я возвращался к себе в дежурную.

27 марта 1908 года приехал в Царское Село князь Николай Черногорский. Государь встречал его на вокзале царской ветки. Мне была послана повестка встречать князя Черногорского на вокзале. Кроме великого князя Николая Николаевича и меня, никого из семейства на вокзале не было. Приезжавший князь был тестем Николая Николаевича.

Государь, встретив князя Черногорского, уехал с ним в карете. Князь был в кивере Стрелкового полка, шефом которого он состоял. Садясь в карету, он не наклонил головы и ударился кивером о карету. Я не видел этого, но Государь мне об этом позже сам рассказал.

Другой раз я был дежурным, когда у Государя гостили великий герцог и герцогиня Гессенские, а также мой двоюродный брат, королевич Андрей Греческий со своей женой. Это было на Пасху и после завтрака у их величеств, я, переодевшись в парадную форму, поспешил поехать в Большой дворец на христосование Государя со свитой и депутациями от шефских полков. Посмотреть на христосование приехал и великий герцог Гессенский. Во время христосования я стоял возле двери зала, в который, входили христосовавшиеся. Они подходили к Государю, останавливались и кланялись. Государь протягивал им руку со словами "Христос Воскресе!". Они отвечали "Воистину Воскресе!" - и Государь христосовался с ними. Они опять отвешивали поклон и шли дальше к Государыне, которая стояла позади Государя, в некотором отдалении, и раздавала им яйца, каменные или фарфоровые. При этом ей целовали руку.

Через некоторое время Государь вышел в большой зал, в котором были выстроены представители тех частей, шефом которых был Государь. Государь их обходил и с ними христосовался, и некоторым говорил два-три слова. Христосование продолжалось несколько часов подряд. Я все время был подле Государя и, сознаюсь, порядком устал, хотя и не христосовался. Как мог он выдержать христосование с таким количеством людей! Это было на второй день Пасхи, накануне он также христосовался со множеством народа и, кажется, также и на третий.

После христосования Государь должен был идти мыть лицо и бороду, - вода становилась черной, а рука Государыни темнела и опухала. В приказах по частям, представители которых являлись на Пасху, писалось, чтобы нижние чины не фабрили усов и бороды.

В тот же день в 8 часов вечера я обедал у Государя; так как были гости, то обед происходил не в комнате Государыни, а в столовой, в которой стояли шкалы с книгами Александра I. Кроме великого герцога Гессенского и его жены, Андрея Греческого и его жены, были также великая княгиня Елизавета Федоровна, великая княгиня Мария Павловна и великий князь Дмитрий Павлович.

После обеда мы затеяли очень веселую игру в кабинете Государыни: мы дули на шарики при помощи трубочек, приделанных к деревянному кругу, посередине которого было зеленое поле. Игра заключалась в том, что надо было загнать шарики на определенные места. Было очень шумно и оживленно, и Государь принимал участие в этой игре.

Tags: Аликс-курорт, Елизавета2, Ольга, ТрансибНики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments