obvaldefoltovi4 (obvaldefoltovi4) wrote,
obvaldefoltovi4
obvaldefoltovi4

Category:

Семейные отношения богомолов. Дмитрий Леонидович

Жили-были самка богомола по имени Матильда и самец-богомол Гоша.

Лето закончилось, хотя было еще жарко.

Каждый день стройный и элегантный самец охотился на мух, затаившись среди листьев винограда. А более массивная самка обходила свою территорию, уделяя внимание не только мухам, но и саранче, которая весело скакала на клубнике.

Однажды Гоша увидел Матильду и почувствовал незнакомое чувство. Она была совершенной.

Чистый зеленый цвет ее тела радовал глаз. Массивное брюшко было таких размеров, что на нем Гоша свободно мог бы расположиться целиком. Мощные хватательные лапы говорили о том, что от этой самки получится сильное потомство. А запах! Запах был просто потрясающим. Конечно, это только с точки зрения насекомого, человек этот запах даже не почувствовал бы, даже если этот человек работает модератором социальной сети.

У самца включился инстинкт продолжения рода. Гоша более не был властен над собой и начал осторожно подкрадываться к самке, замирая каждый раз, как она оборачивалась.

Никто лучше богомола не умеет сидеть в засаде или подкрадываться. Этот хищник способен сохранять неподвижность по много минут, чтобы движением не выдать себя, а его цвет отлично сливается с окружающими листьями и ветками.

Стоит ли говорить, что Гоше удалось? Когда он приблизился к предмету своего обожания сзади, последовал быстрый бросок со всех его четырех беговых ног, и вот – самец оседлал толстое длинное брюшко, крепко вцепившись всеми лапами в его края.

***

Матильда почувствовала, что на нее кто-то забрался.

– Кто это? – удивилась она.

Гипотетически самка знала, что в мире есть опасности. Птица ее может склевать, например, или кошка поймать. Но то, что залезло ей на спину, на птицу или кошку похоже не было.

– Боже, да у меня же свидание! – догадалась Матильда. – Наконец-то нашелся охотник, достаточно умелый, чтобы меня поймать!

Это был самый важный день в ее жизни. Сегодня она зачнет крепкое сильное потомство. У самок богомола такое бывает лишь однажды в жизни, впрочем, как и у большинства насекомых.

Самка оглядела себя, – достаточно ли она хорошо выглядит? Потом смиренно сложила хватательные лапы и замерла в предвкушении. Очень хотелось посмотреть на этого наглеца. И попробовать его на вкус, отъев голову. Но природа предусмотрела анонимность и защиту для удачливых самцов – грудь самки не могла поворачиваться назад.

Гоша, устроившись на спине своей избранницы, начал выполнять свою биологическую функцию. Его подвижное мягкое брюшко извивалось в поисках нужного положения. Матильда не оставила его усилия без ответа и приподняла хитиновые щитки, прикрывающие конец ее тела.

Насекомые слились в экстазе.

Акт второй. Бегство

Через некоторое время спаривание завершилось.

Взгляд самца, затуманенный страстью, постепенно прояснялся.

Под ним находилось брюхо крупной самки, перед его глазами – грудной отдел со страшными хватательными лапами и голова, с мощными челюстями и безжалостным взглядом.

– Что же я натворил? – ужаснулся Гоша. – Она же меня теперь съест!

Матильда поняла, что процесс оплодотворения состоялся, и пора переходить к финальной части – торжественному ужину. Да-да, в отличие от человеческих женщин, самки богомола сначала спариваются, а уже потом ужинают.

Матильда нетерпеливо пошевелилась. Очень хотелось есть, много и вкусно. Спаривание вызвало сильный аппетит.

Но самец не спешил. Он продолжал сидеть на ее спине неподвижно, цепляясь всеми лапами.

– Может, она обо мне забудет? – наивно надеялся Гоша.

Матильде надоела такая безответственность. Она подняла заднюю лапу и потолкала ею самца:

– Слазь, трус. Пора выполнить свой мужской долг до конца!

– Не слезу! – отказался Гоша.

Положение было патовым. Матильда не могла дотянуться до подлеца, который отказывался отдать себя в жертву. Подлец не мог слезть, потому что тогда его поймает самка. Так продолжалось полчаса.

Наконец, Матильде надоело неподвижно стоять, и она начала прогуливаться по виноградным листьям, размышляя, что же ей делать. Теоретически, у нее на спине сидел вкусный ужин. А практически, это был наглый хитрый самец, который не хочет исполнять свой долг.

Самка в своей задумчивости не обратила внимания, что во время прогулки положение ее тела поменялось, и она теперь висит спиной вниз. А самец это заметил. Ему стоило большого труда разжать сведенные от страха коготки и оттолкнуться от страшной спины.

– Я жив! – восторженно орал Гоша, трепеща своими коротенькими крылышками, которые уносили его в сторону от самой большой в его жизни опасности. Никогда еще он не испытывал такого восторга.

– Твою мать, сбежал-таки! – выругалась Матильда. – Вернись, любимый!

Акт третий. Возмездие

На следующий день, во время обычной охоты, самец обратил внимание на удивительное место. Там постоянно летали крупные мухи, и иногда даже зависали прямо в воздухе. Самец пытался их закогтить своими хватательными лапами, но ему что-то мешало. Мозг у насекомого совсем маленький, в него помещается всего две мысли – как бы поесть и как бы размножиться. Причем мысли эти помещаются в мозг только по очереди. Поэтому Гоша не мог понять, что ему попалась прозрачная пластиковая ловушка для насекомых, и мухи находятся вне досягаемости, внутри. Богомол не мог оторваться от зрелища аппетитных насекомых. Он пытался их хватать, у него не получалось, он не мог понять, что происходит.

Из-за этого богомол суетился и перебегал с места на место. Охотник так увлекся, что не заметил, что поблизости замерла тихо подкравшаяся Матильда. И в один нелепый момент Гоша приблизился к ней опасно близко.

Тогда самка сделала резкий бросок правой лапой и захватила самца за шею. Она была гораздо массивнее и сильнее, поэтому легко сорвала богомола с его места и притянула к себе. А он мог только раскрыть свои короткие красноватые крылышки в надежде улететь от опасности. Богомолы всегда или падают с ветки вниз, или улетают, когда видят, что есть опасность. Но в этот раз сил Гоши для спасения оказалось недостаточно.

К тому же Матильда броском второй лапы захватила тельце самца поперек его талии и прочно его удерживала перед своими безжалостными челюстями.

Тогда богомол начал извиваться своим подвижным брюшком и шевелить лапами, как будто предлагая самке: “Смотри, какой я молодой и красивый. Я могу оплодотворить тебя и у нас будут прекрасные маленькие богомольчики!”

– Поздно, уже оплодотворил, подлец! Даже не узнал меня, скотина, а ведь только вчера познакомились! – голодная самка не обратила внимания на соблазнительные изгибы Гоши и начала его поедать.

Сначала она аккуратно, тщательно пережевывая, отъела хватательную лапку, потом неторопливо съела голову.

– Жаль, что мозга так мало! – посокрушалась Матильда. – Впрочем, было бы больше, я бы его не поймала.

Даже без головы Гоша все еще извивался, намекая, что для настоящего мужчины отсутствие головы вовсе не повод прекратить ухаживания. И это действительно так, голова богомолам для размножения не нужна.

***

В конце концов, накопленные самцом ценные питательные вещества перешли в распоряжение самки, которой они были нужнее. Ведь Матильда носила в себе яйца, зачатые от этого безответственного Гоши. Он должен был повести себя, как мужчина, сразу после процедуры оплодотворения, но тогда ему удалось сбежать.

Эти самцы бывают ужасно хитры.

Но и перехитрить природу все равно получается редко.

С тех пор самка богомола сильно располнела и уже совершенно готова отложить яйца, из которых в следующем году вырастут красивые и грациозные насекомые. Эти малыши будут похожи на свою сильную маму или элегантного отца.

А потом они вырастут, наступит следующая осень, и история повторится.

***

В чем же мораль сей басни?

Быть человеком не так уж плохо. Хотя выбора, кем быть, у нас все равно нет.

Tags: каннибалы, ляпота, секас
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments