obvaldefoltovi4 (obvaldefoltovi4) wrote,
obvaldefoltovi4
obvaldefoltovi4

Category:

Малоизвестные факты травли последней императрицы

Вскоре после начала войны Александра Федоровна, узнав о насилиях,  творимых кайзеровскими войсками, патетически воскликнула: «Я краснею оттого,  что была немкой». Но большинство окружающих объясняло румянец императрицы совсем иными причинами, нежели стыдом за поступки ее соплеменников.  Происхождение императрицы послужило поводом для бесконечных разговоров о  германских симпатиях Александры и предательстве интересов России.  Не обошлось и без прямых провокаций со стороны противника.  «Немцы были единственным европейским народом, знавшим Россию,- писал Пьер Жильяр. - Они знали ее полнее и точнее, чем сами русские. Они давно знали, что только царский режим, при всех  его недостатках, был способен продлить сопротивление русских. Они знали, что в случае его падения Россия окажется в их власти. Они не останавливались ни перед чем, чтобы способствовать этому».
Немцы использовали древний как мир прием удара по монарху через его супругу. Конечно, легче всего  опорочить женщину, особенно если она иностранка. Пользуясь тем,  что императрица была немецкой принцессой, они очень ловко старались провести мысль, что она предает Россию. Это был великолепный прием, чтобы  скомпрометировать царицу в глазах нации. Обвинение, брошенное в лицо императрице,  стало грозным оружием против династии.
Великий князь Андрей Владимирович в дневнике замечает: «Удивительно, как непопулярна Аликс. Можно, безусловно, утверждать, что она решительно ничего не сделала, чтобы дать повод заподозрить ее в симпатиях к немцам, но все стараются именно утверждать, что она им симпатизирует…»

По окопам гуляли похабные  анекдоты о Распутине и царице, солдаты с любопытством рассматривали  карикатуры, сброшенные с немецких  аэропланов, на которых был изображен Вильгельм, опирающийся на народ, а Николай  -  на гигантский распутинский фаллос.

Не отставал от фронта и тыл. В Питере появились фантастические слухи о таинственном черном автомобиле, проносившемся ночью по Невскому. Из автомобиля, якобы, стреляли в прохожих и бросали пустые бутылки.  Обыватели убеждали друг друга, что в таком мерзком деле не могло обойтись без Распутина: вероятно, он, возвращаясь  с пьяных оргий,  развлекался таким образом. В Москве также нарастало недовольство  Александрой. «В салонах, в магазинах, в кафе, - писал современник, - открыто заявляют, что “немка” губит  Россию,   что ее надо запереть на замок как сумасшедшую. Об императоре не стесняясь говорят, что он хорошо бы сделал, если бы подумал об участи Павла I».  Как об абсолютно верном факте говорили о прямом телефонном кабеле, соединявшем кабинеты императрицы и кайзера, по которому Александра извещала Вильгельма  о готовящихся действиях русской армии.

Вдовствующая императрица Мария Федоровна, не в силах выносить поведение невестки,  переехала  в Киев. Многие из членов императорской фамилии пытались как-то воздействовать на ситуацию.
Из Москвы в Петроград приехала Элла, чтобы переговорить с младшей сестрой. Великая княгиня, одетая в монашеское платье, умоляла выгнать Распутина.  «Вспомни о судьбе Людовика XVI и Марии-Антуанетты!» - воскликнула Элла. Императрица подошла к телефонному аппарату и сказала в трубку, чтобы великой княгине подали автомобиль. «Наверное, мне не стоило приезжать? - спросила Елизавета Федоровна. «Да», - согласилась императрица, и сестры расстались. Как оказалось, навсегда. Елизавета Федоровна приехала к Юсуповым в слезах. «Сестра выгнала меня, как собаку! - воскликнула она. - Бедный Ники, бедная Россия!»
Tags: Аликс-курорт, Распутины
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments