Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Читателям и гостям

журнал веду для себя, фактически это хранилище всего, что вижу интересного за день.

99.99% статей моего блога скрыты, видны лишь Друзьям.
чтобы их просмотреть - надо добавиться в Друзья.

это сделано не для каких-то статитистических показателей, а чтобы случайно найдя мои статьи в интернете (темы иногда злободневные, или еще по какой причине), не набегали неадекваты (были печальные прецеденты) и не гадили в комментариях всякой ерундой.

Мы все чуть не пропустили самое крупное извержение подводного вулкана за всю историю наблюдений


Девушка летела домой с отдыха на Самоа, когда увидела в иллюминатор самолета "необычную большую массу", плавающую в океане в сотнях километров от северного побережья Новой Зеландии.

Пассажирка из Киви отправила фотографии странного океанского пятна по электронной почте ученым, которые поняли, что это такое - плот из плавающей породы, извергнутый подводным вулканом в результате самого крупного извержения такого рода за всю историю наблюдений.

"Мы знали, что это крупномасштабное извержение, примерно эквивалентное самому большому извержению, которое мы видели на суше в 20 веке", - говорит вулканолог Ребекка Кэри из Университета Тасмании, которая была одним из руководителей первого исследования исторического извержения 2012 года с близкого расстояния, и вместе с коллегами наконец-то опубликовала результаты в статье в 2018 году.

Инцидент, порожденный подводным вулканом под названием Гаврская подводная гора, поначалу остался незамеченным учеными, однако порожденную им плавучую каменную платформу было труднее не заметить.

В 2012 году плот, состоящий из пемзы - типа очень легкой, наполненной воздухом вулканической породы - покрывал около 400 квадратных километров (154 квадратных мили) юго-западной части Тихого океана, но спустя несколько месяцев спутники зафиксировали, что он рассеялся на площади, вдвое превышающей площадь Новой Зеландии.

Когда в 2015 году ученые обследовали участок под поверхностью на глубине 1 220 метров (4 000 футов), их поразили масштабы скалистых последствий.

"Когда мы посмотрели на подробные карты с AUV (автономного подводного аппарата), мы увидели все эти неровности на морском дне, и я подумал, что сонар аппарата не работает", - сказал вулканолог Адам Соул из Вудсхолского океанографического института.

"Оказалось, что каждый бугорок - это гигантская глыба пемзы, некоторые из них размером с фургон. Я никогда не видел ничего подобного на морском дне".

Исследование, проведенное с помощью AUV Sentry и дистанционно управляемого аппарата (ROV) Jason, показало, что извержение горы Гавр было более сложным, чем кто-либо на поверхности.

В кальдере протяженностью почти 4,5 километра (около 3 миль) лава вытекала из 14 жерл в результате "массивного разрыва вулканического сооружения", в результате чего образовалась не только пемза, но и пепел, лавовые купола и лавовые потоки на морском дне.

Возможно, он был (к счастью) погребен под океаном воды, но для того, чтобы почувствовать масштаб, подумайте, что он примерно в 1,5 раза больше извержения вулкана Сент-Хеленс в 1980 году или в 10 раз больше извержения Эйяфьядлайёкюдля в Исландии в 2010 году.

Исследователи утверждают, что из извергнутого материала три четверти или более всплыли на поверхность и унеслись прочь - тонны из них выбросило на берега океана.

Остальная часть была рассеяна по близлежащему морскому дну, что привело к опустошению биологических сообществ, которые называли это место своим домом, и которые только сейчас восстанавливаются.

"Запись этого извержения на самом вулкане Гавр крайне неверна", - говорит Кэри.

"Она сохранила лишь малую часть того, что было на самом деле, что важно для интерпретации древних подводных вулканических толщ, которые сейчас подняты и являются весьма перспективными на металлы и минералы".

Образцы, собранные подводными аппаратами, могут дать, по словам ученых, результаты десятилетних исследований. Это огромная и редкая возможность изучить, что происходит при извержении вулкана под водой - явление, на которое приходится более 70 процентов всего вулканизма на Земле, даже если его немного труднее заметить.

"Подводные извержения принципиально отличаются от извержений на суше", - отметил один из участников группы, геофизик Майкл Манга из Калифорнийского университета в Беркли.

"Не существует эквивалента на суше".

Результаты исследования были опубликованы в журнале Science Advances.


Вулканы, катаклизмы, природа


Николай Второй - самозванец за неделю до официальной даты расстрела.

10 июля 1918 года (за неделю до официальной даты расстрела) в газете «Известия Пермского Губернского Совета Рабочих, Крестьянских и Армейских Депутатов» появилась заметка под названием «Самозванец». В ней впервые рассказывалось о появлении спасшегося Царя среди мужиков в деревне Грязнуха.

«САМОЗВАНЕЦ

Темна и доверчива наша деревня. На этой почве устраивают свои делишки масса темных проходимцев. Сотрудник «П.Р.» пишет: «Иду по душной улице Саратова, кто-то окликает меня. Смотрю — знакомый мужик из Грязнухи, Петровского уезда.

— Вот хорошо, что тебя встретил. Нет ли у тебя подписи руки Миколая Романова?

— А зачем тебе?

— Да вишь ты дело какое. 9 мая пришел к нам в Грязнуху человек прохожий, в зипуне, в лаптях. Попросился на постой. Мы его пустили, хорошо приняли. Удивились только: попросил переобуть ему лапти и три рубля за это дал…. Понравились мы ему, он и открылся. «Клянитесь, говорит, на икону, что не откроете тайны раньше, чем через неделю после моего ухода». Мы поклялись. Он и говорит: «Я — Николай Романов. Иду из Сибири в Либаву к семье».

И верно — и лицом, и годами, все подходит. Вынул бумажник, а в нем большая пачка новеньких сторублевок. Он, т. е. Николай Романов, спрашивает брата:

— На фронте был?

— На Юго-Западном.

— Где?

— Там-то.

— Значит, помнишь, как я делал смотр вашему полку.

И так это подробно рассказывал, кто с ним был тогда и какие войска стояли в этом месте. Все точно как было. Портрет увидел на стене: царь снят с семьей. «Это, говорит, я, снимался тогда-то и там-то». И опять подробно рассказывал с знанием дела. Да и водку здоров пить. У нас самогонец бывает. Так две бутылки разом выхлестал. Так у нас на деревне решили, что он настоящий Николай Романов.

— Ну, а подпись его тебе зачем?

— А уходя он расписался: 9 мая с. Грязнуху посетил Николай Второй. Так что сверить подпись иду. Пойду к Александру Сергеевичу (общественному деятелю в губернии), не найдется ли подписи у него. Ну счастливо оставаться. Да, вот еще забыл: когда уходил этот… Николай Романов…. Собрал детей. «Проводите, говорит, до лесу». Проводили. «Кричите «ура» — прокричали. — «Ну, теперь помните меня». И ушел в лес».

Пожары регулярно опустошали Антарктиду




Замерзшие ландшафты Антарктиды - это безмолвное царство льда. Но миллионы лет назад огонь регулярно опустошал этот континент. К такому выводу пришли авторы нового исследования, обнаружившие свидетельства регулярных пожаров около 75 миллионов лет назад.

В новом исследовании использован окаменелый древесный уголь с острова Джеймса Росса у северо-восточной оконечности континента. В меловой период, когда по планете бродили динозавры, Антарктида была покрыта умеренным тропическим лесом с разнообразным набором растений и деревьев, включая хвойные и ангиоспермы - категория, охватывающая около 300 000 видов цветковых растений.

Крошечные фрагменты окаменевшего древесного угля, обнаруженные на острове Джеймса Росса, являются доказательством того, что эти растения сгорели во время лесных пожаров.

Электронные микроскопы показали, что сгоревшая древесина принадлежала древним хвойным растениям под названием Araucariaceae.

Это открытие добавляет еще одно доказательство к теории о том, что Антарктида - как ее острова, так и основной континент - была не чужда лесных пожаров.

В то время континент, известный сегодня как Антарктида, был частью Гондваны, суперконтинента в Южном полушарии, который начал распадаться на более узнаваемые сегодня континенты около 170 миллионов лет назад.

Хотя регулярные пожары были нормой для других частей света в меловой период, исследование показывает, что вся Антарктида была не застрахована от лесных пожаров теплой эпохи.

Меловой период - это "хорошо известный глобальный период " сильных пожаров", - пишут авторы исследования. "Естественные лесные пожары - вызванные ударами молний, метеоритами и вулканической активностью - были регулярным явлением на протяжении всего геологического времени", в том числе и на континенте, который сегодня известен своей ледяной поверхностью.

Еще в 2020 году экспедиция, бурившая морское дно вблизи Южного полюса, обнаружила корневую сеть древнего леса. Это свидетельствует об удивительно высоких температурах в Антарктике в меловом периоде и о существовании богатого тропического леса умеренного пояса всего в 900 км от полюса.


Земля, наука



Внебрачная дочь Александра Сербского

Как и многим представителям разных европейских династий, Карагеоргиевичам тоже были не чужды кратковременные интрижки и любовные интересы, которые не могли привести к браку. Некоторые сохранились на уровне слухов и сплетен, и только немногие из них действительно имели место быть.

Так в 1920 году француженка Шарлотт Котияр родила дочь Елену от будущего короля Александра I. Это факт сомнению не подвергался - о существовании внебрачной дочери супруга знала королева Мария, а позднее и дети Александра.

А вот происхождение другой претендентки на родство с королевской династией - Евы (Милевы)Алмаши-Илич не подтверждено официально. По утверждению историка Бранислава Глигорьевича девочка родилась в 1926 или 1928 году от связи ее матери Катерины Шакрани с князем Георгием, находившемся под арестом в психиатрической больнице Горной Топоницы, где и работала Катерина. О существовании дочери принц не знал, а сама Ева узнала о том, кто ее отец, только после его смерти.

#АлександрIКарагеоргиевич
#ГеоргийПКарагеоргиевич

Планы монархистов в период первой революции.

Стали распространяться нелепые слухи, что будто бы самые верные и преданные его слуги (такие, например, как генерал Трепов) готовили переворот, собираясь уничтожить всю царскую семью и посадить на трон великого князя Дмитрия Павловича (внука Александра II), а регентом сделать вдову убитого террористом Сергея Александровича — Елизавету Федоровну.

Мечта монархиста Никольского, желавшего смерти Николаю II, обретала жизнь в странном мифе, «героем» которого молва сделала одного из наиболее доверенных царских сотрудников! Разговоры о свержении государя и провозглашении царем Дмитрия Павловича (с учреждением регентства Елизаветы Федоровны) имели место и в дальнейшем, — например, на московском съезде монархистов весной 1907 года.

Желание обрести более успешного самодержца психологически вполне объяснимо: в конце концов, для «идейного» монархиста важнее всего сохранить и обезопасить монархическую идею, с каждым днем революции все больше терявшую свои позиции в среде «сермяжного» народа.

Малоизвестная подробность приезда Аликс Гессенской в Россию

Принцесса очень скоро стала непопулярной. Народ видел, что ее приезд сопровождался дурными предзнаменованиями, к которым сама она, будучи очень набожной, не осталась безучастной. С самого первого дня, с того момента, когда она впервые ступила на русскую землю, появились знамения смерти: фрейлина, которая должна была преподнести ей букет цветов на приграничной железнодорожной станции, упала под поезд; невеста престолонаследника въехала в свою будущую империю, раздавив девушку.


Принцесса очень скоро стала непопулярной. Народ видел, что ее приезд сопровождался дурными предзнаменованиями, к которым сама она, будучи очень набожной, не осталась безучастной. С самого первого дня, с того момента, когда она впервые ступила на русскую землю, появились знамения смерти: фрейлина, которая должна была преподнести ей букет цветов на приграничной железнодорожной станции, упала под поезд; невеста престолонаследника въехала в свою будущую империю, раздавив девушку.

Во время ее коронации в Москве, из-за небрежности начальника полиции, люди, собравшиеся огромной толпой на месте раздачи подарков, от напора задних рядов стали падать в плохо прикрытые канализационные канавы; новые толпы, подталкиваемые задними рядами, стали падать на уже упавших, давя их своим весом: три тысячи погибших. Услышав рассказ о происшествии, только что коронованная императрица (как она сама позднее рассказывала) вспомнила коронацию Марии-Антуанетты: тогда на празднествах рухнули мостки с публикой. Такое совпадение пугает царицу. Но экипаж уносит ее во дворец. И вдруг (случайное совпадение? чей-то умысел?) карета проезжает мимо телег, на которых перевозят трупы погибших…

Рождение наследника реабилитирует ее в глазах народа, даст ей популярность, которой она лишена сейчас. Но она рожает одну за другой четырех дочерей.

Униженная этими неудачами, преследуемая мыслями о предопределении судьбы, склонная, в силу своего воспитания, к мистицизму, к вере в сверхъестественные силы, императрица окружает себя прорицателями, шарлатанами, авантюристами.

Один из них, француз из Лиона по фамилии Филипп, представляется исключительно сильным медиумом. Войдя в транс, он передает веления потустороннего мира. Во время одного сеанса, движимый то ли капризом, то ли действуя в чьих-то конкретных интересах, он изрекает:

– Если великие князья Николай и Петр женятся на черногорских принцессах, Россия будет спасена!

Вследствие этого странного совета, словно пришедшего из мрачных времен Средневековья, великие князья женятся на указанных принцессах. К сожалению, Россию это не спасло.

Но Филипп утверждает, что силой своей воли может в течение трех первых месяцев беременности задать будущему ребенку нужный пол. Как раз в это время императрица беременна в пятый раз. Филипп проделывает свои манипуляции, потом объявляет:

– Я сделал все необходимое. Родится мальчик.

Мальчик! Вокруг императрицы все озаряется светом. Но не рождается никакого мальчика. Девочки, впрочем, тоже. У императрицы была ложная беременность.

Скандал. В информированных кругах потешаются, возмущаются, грустят, беспокоятся.

Униженная сильнее, чем когда бы то ни было, императрица вновь замыкается в себе. И вот она вновь беременна. Беременность развивается нормально, подходит срок… на свет появляется цесаревич.

Наконец-то она родила мальчика. Но на дворе 1904 год. Появление на свет цесаревича, этого столь долго желаемого сына, происходит во время неудачной для его страны войны.

Но войны заканчиваются. И самым главным, самым важным является то, что цесаревич родился. Этот ребенок, если выживет, продолжит династию, унаследует абсолютную власть и передаст ее своим потомкам.

В том-то и дело: если выживет. Но выживет ли он с этими частыми кровотечениями? Перед матерью встает страшный призрак: гемофилия, заболевание, которое народ, плохо знакомый с научной терминологией, назовет английской болезнью, недуг, источником которого является королева Виктория и который передается только сыновьям, принесла она, иностранка.

Столь опасная в детстве, гемофилия после двадцати одного года ослабевает. Значит, необходимо сохранить жизнь наследника, чтобы он перешагнул рубеж совершеннолетия; в этом ему должны помочь все земные и божественные силы.

Поглощенная материнской любовью и борьбой за жизнь сына, жестоко уязвленная своей непопулярностью в обществе, которую она чувствует ежедневно, преследуемая несчастьями, императрица теряет свой апломб. Ее терзает страх лишиться наследника в результате болезни или покушения. Она опасается толпы, а этот страх будут принимать за презрение. Она сама опасается появляться на публике. Будучи пажом, я собственными глазами видел, как на публичных церемониях она с большим трудом сохраняла самообладание: его лицо покрывалось красными пятнами, губы шевелились – она молилась Богу.

Она скрывается даже во дворце. По ее инициативе официальные приемы при дворе становятся все реже. Она отстраняет от себя представителей высшего общества или допускает, чтобы они отстранялись. Воспитанная при дворе, где ей не позволялось лишний раз сказать слово, она совершенно не умеет говорить на публике. Она даже теряет нить ведения аудиенции, не находя вопросов, которые можно задать посетительницам, тогда как тем этикет дозволяет лишь отвечать на вопросы государыни. Люди недовольны, считая императрицу враждебной или равнодушной. Она совершенно одинока.

Тем не менее одна тема разговоров остается для нее священной и желанной; достаточно произнести одно имя, чтобы маска упала с лица императрицы и стала видна ее чувствительность. Моя матушка, человек решительного характера, к тому же привыкшая, благодаря положению супруги императорского наместника, разговаривать с самыми разными людьми, завоевывать доверие даже самых нелюдимых, однажды решает предпринять попытку.

Во время одной частной аудиенции, оказавшись наедине с императрицей, матушка, сделав вид, что забыла правила этикета, запрещающего ей обращаться к государыне с вопросами, спрашивает:

– Ваше императорское величество, простите ли вы, как мать, мне, тоже матери, если я осмелюсь поинтересоваться здоровьем наследника?

Государыня вздрагивает. Ее лицо светлеет, робость исчезает, язык развязывается. Забыв о времени, отведенном на аудиенцию, о том, что ее ждут другие дамы, она начинает с матушкой оживленный разговор, интересуется ее методами воспитания детей.

– Сударыня, – спрашивает она, – даете ли вы вашему сыну такую-то еду? Позволяете ли ему то? Разрешаете это?

Императрица задерживает матушку на целый час. Потом она встает. Матушка решает, что аудиенция, взволновавшая ее и удивившая своей продолжительностью, завершена. Нет.

– Пойдемте, – приглашает государыня, направляясь к двери, ведущей в личные покои. – Пойдемте со мной. Я вам его покажу.

Она проходит к детским. Потрясенная, матушка следует за ней. Императрица, открыв дверь, заглядывает в комнату, что-то тихо спрашивает, потом тихо закрывает дверь. На ее губах растерянная улыбка.

– Увы! – говорит она. – К сожалению, он сейчас спит…

В дальнейшем, когда матушка бывала при дворе, она всегда видела, что царица искала ее глазами, а затем подходила. Но они редко разговаривали о чем бы то ни было, кроме темы, близкой обеим: о детях.

Но если чувствительность императрицы была так глубоко спрятана, чему удивляться, что о ней не знали ни лица, не бывавшие при дворе, ни тем более простой народ? Там с грустью рассуждали о любезной вдовствующей императрице Марии Федоровне, которая так умела вызывать к себе любовь.

Таков был психологический климат, в котором жила царица,